Мотивация тренера айкидо.
Как-то я рассказывал про то, как в самом начале карьеры тренера, не смог сделать простейший прием. Не смог только потому, что ученик не захотел поддаваться.
Тогда я сильно испугался. И долгое время после этого вызывал только тех ребят, на которых точно смог бы провести прием. Конечно тут можно возразить, что главное – это донести до учеников информацию, а не устраивать бои без правил. Но дело в том, что когда тренер показывает прием на поддающемся уке – у зрителей начинается некая легкая форма шизофрении. С одной стороны они видят шикарную, красиво выполненную технику, а с другой не понимают как ее вообще можно сделать и, естественно, не верят в то, что видят. Некоторые в скором времени бросают тернироваться. Другие же пытаются понять, что происходит. И тоже начинают поддаваться. Ведь изначальные условия таковы – хочешь сделать технику, хочешь заслужить одобрение сенсея и уважение других участников тренировки – поддавайся. Не порть общую картину единения, счастья и чего-нибудь там еще такого же светлого и доброго.
Конечно, на начальном этапе обучения, поддаваться необходимо – юному айкидоке надо элементарно заучить куда должны ходить ноги и смотреть голова. На более высоком уровне поддаваться необходимо, чтобы научиться работать с потоком движения. Но, опять это но, все это я говорю о учениках, о тех кто постигает айкидо. Сенсей же, априори, умеет и знает неизмеримо больше своих учеников. И, обладая высоким уровнем контроля над развитием ситуации, просто обязан показывать реальные, боевые действия. Которые потом его ученики мягко, плавно и помогая друг другу, пытаются понять.
Лично я, попав в ситуацию, когда понял, что испытываю страх перед учениками, понял, что мне надо что-то срочно с этим делать. В начале я стал вызывать подряд всех учеников, стараясь охватить всех присутствующих в зале. Потом стал вызывать самых вредных. А потом придумал две интереснейшие игры – “попади в тренера” и “не дай тренеру сделать прием”.
Мотивация для меня меня была огромная – ведь на кону стояло даже не мнение учеников обо мне, как о их сенсее, а мое собственное самоуважение.
В принципе, на процесс тренировки эти мои игры влияли мало. Как бы я резко и быстро не проводил приемы, потом я медленно и пошагово разбирал их перед учениками. Но именно тогда впервые я сделал то что было нужно именно мне. И я получил именно то, что хотел. Да и до сих пор получаю