Надежда.
Альбер Камю в своей книге “Эссе об абсурде” рассматривает причины,  приводящие к самоубийству. Он говорит о том, что главной причиной, толкающей людей на сведение счетов с жизнью, является разрушение, построенных из недомолвок и надежд, воздушных замков, которые мы так тщательно строим и бережем и которые могут рассыпаться, как карточный домик, за один только миг. Боль от такого жесткого столкновения с реальностью бывает так велика, что человек оказывается перед очень сложным выбором – умереть или остаться жить. Ибо вокруг вдруг оказывается полная пустота. И в этой ситуации жизнь и смерть становятся полностью бессмысленными, а, значит в плане выбора, абсолютно равнозначными. Именно в этот момент, по мнению философа, возникает обнуление всех жизненных приоритетов, приводящее или к самоубийству, или к возможности перехода на качественно новый уровень развития. Уровень, где отсутствует надежда.
Вообще, набирая эту статью, я задумался о правильной артикуляции того, что мы вкладываем в слова. Любовь, вера, надежда, истина – эти слова давно стали слишком глобальным вместилищем смыслов. Ими можно жонглировать как угодно и для чего угодно, в лучшем случае, совершенно не понимая, что мы на самом деле хотим сказать. Поэтому тот смысл, который я вкладываю в слово надежда, может совершенно не совпадать с тем, что в это же слово вкладывает другой человек.
Но, все-таки, что же такое надежда? Мне кажется, что это ожидание. Причем ожидание в самом широком смысле этого слова. Ожидание того, что сбудется желаемое, что пройдет стороной что-то плохое. Т.е. своеобразное моделирование возможного будущего, растянутое по времени в бесконечность. Ведь, если нет четких сроков, ждать можно бесконечно. Такая себе спящая красавица, которая лежит, ничего не делает,надеется на возможное появление прекрасного принца. И все это на фоне вечности.
Самое удивительное, что иногда деятельное ожидание светлого будущего ничем не отличается от бездеятельности. Есть такое насекомое – водомерка. Насколько я помню оно считается самым быстрым насекомым на планете. Скорость ее движения равна 640 км\ч. Вот только толку от этого никакого, по причине абсолютной хаотичности ее перемещений. Где-то также происходит и у нас, людей. Вспомните, к примеру СССР и всеобщую веру в Светлое Будущее. И ведь все суетятся, что-то делают, всячески приближают это самое Светлое Будущее. Вот только СССР в итоге развалилось, а от Светлого Будущего не осталось даже намека.
Когда же человек сталкивается с Реальностью и на собственной шкуре понимает, что цепляться в этом мире, как и удерживать, абсолютно не за что, оказывается что все равнозначно. А когда отсутствуют внутренние или навязанные извне приоритеты, на первый план выступает эффективность того, чем мы занимаемся. Ведь если все равнозначно, то просто глупо тратить свое время на всякую ненужность. И этот выбор в корне меняет не только отношение к жизни, но и саму жизнь. К примеру, абсолютно бессмысленно практиковать или не практиковать йогу. Но, благодаря практике йоги, человек становится здоровее, расслабленнее, мягче. И выбор делать или не делать йогу даже не ставится. И это происходит не благодаря тому, что кто-то значимый сказал тебе об этом и ты преисполнился надежды. Нет, это не более чем анализ ситуации и принятие наиболее прагматичного решения. Более того, потом даже не возникает вопросов в плане сделать сейчас йогу или посмотреть какой-нибудь сериал. Ответ очевиден!
Не так происходит с надеждой. Особенно когда ее к тому же начинают смешивать с верой. Если бы я мог выбрать слово синоним для надежды, я выбрал бы слово – манипуляция. Причем как внешняя, так и внутренняя. Зарождая надежду в человеке мы, вольно или невольно, манипулируем им, заставлем его делать то, что нам надо. И обещаем ему то, что он хочет. Вот только выгоду мы получаем от этого процесса прямо сейчас, а надежда как была надеждой, так надеждой и останется. Говорят, что самый прибыльный бизнес, на порядки обходящий торговлю оружием и наркотиками, является религия. А основной товар, который она продает – это вера или надежда, называйте как хотите.
При внутренней манипуляцией надежды мы твердо и уверенно маршируем в объятия смерти. Ведь жить надеждой означает, по большому счету, ничегонеделание. Можно лежать на диване и мечтать, как все будет прекрасно, к примеру, как это делает герой Островского в пьесе “Женитьба Бальзаминова”. Или наоборот, суетиться и метаться, пытаясь найти в окружающих нас миражах хоть что-то реальное. И неважно, что при этом вы уверены в важности и, даже может быть, исключительности вашей надежды. Как и неважно идете вы в ее сторону или нет. Всегда,  когда появляется надежда, жизнь, вот та самая, которая прямо сейчас, отступает в сторону. Потому что появляется слова надо, важно,  необходимо и т.п. И человек перестает жить. А то, что не живет – умирает.
Думаю, что не само чувство надежды так уж плохо. Плохо, что мы превратили это понятие в своеобразную индульгенцию нашей беспомощности. Некий щит, закрывающий нас от правды про самих себя. Прекрасную картинку, превращающую нашу лень и безволие в нечто удивительное и значимое. Но все тайное всегда становится явным и встречу с настоящим самим собой может пережить далеко не каждый. А если это удается, то с ним происходит нечто-то подобное тому, что описал в притче Карлос Кастанеда. Учитель дал ученику задание и сказал,что когда он его сделает, то станет мастером. Ученик решил, что оно легкое и за год-два он его сделает. Когда прошли эти 2 года, уученик понял, что задание не такое уж и легкое и ему понадобится около 10 лет, чтобы его сделать. Когда прошло 10 лет, ученик понял, что он никогда не сможет его сделать, что решения нет и все это время он потратил впустую. Но практика была невероятно эффективной и, благодаря тому, что он так много времени этим занимался, его жизнь качественно изменилась в лучшую сторону. И он стал практиковать дальше, просто исходя из ее эффективности, без всякой надежды на то, что он когда-нибудь сможет ее закончить. И вдруг стал мастером.